Сведения об образовательной организации
Образовательный процесс
Приемная кампания
Часы
Форма вход
Статистика



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » 2022 » Апрель » 2 » Игра «Правовые дебаты»
14:25
Игра «Правовые дебаты»

При проведении в АНПОО «Оренбургский экономико-юридический колледж» мероприятий, запланированных программой научно-исследовательского месяца «МартЮрист» 28 марта 2022 состоялась обсуждение-игра «Правовые дебаты».

Студенты 1-ого курса затронули такие остросоциальные темы, как «Эвтаназия», «Смертная казнь», «Домашнее насилие».

Несомненно, такие темы надо обсуждать, чтобы понять, что это за явления, хорошие они или плохие, какие правые последствия они опосредуют в случае их применения. Не вызывает сомнения, что одна часть всегда будет «за», а вторая – «против»…

Так, в ходе проведения данного обсуждения-игры, построенного на горячем столкновении позиций и мнений, Мариам Мартиросян высказала позицию за применение эвтаназии. При этом она упомянула, что в России эвтаназия законодательно запрещена ст. 45 ФЗ № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», который определяет эвтаназию как ускорение смерти пациента по его просьбе, в связи с чем с точки зрения УК РФ эвтаназия карается наказанием, определенным в ст. 105 данного Кодекса.

Обосновывая свою позицию, Мариам указала:

• человеку должно быть представлено право самоопределения вплоть до того, что он сам может выбирать, продолжать ему жизнь или оборвать ее;

• основной принцип демократии состоит в том, что человек - высшая ценность. Поэтому государство должно делать все, для удовлетворения его потребностей, в том числе желание гражданина окончить свой жизненный путь;

• эвтаназия - высшая степень гуманности;

• экономическая сторона проблемы (дорогое лечение).

Не соглашаясь с данной точкой зрения, Владислав Хайбрахманов выразил следующую позицию: почему такое лишение жизни человека, как «эвтаназия», является гуманным, когда уровень медицины в мире очень высок и кто вправе принимать решение о лишении жизни человека? Обосновываю последнее суждение, он указал, что эвтаназия –это явное самоубийство, которое никогда не поддерживалось обществом, а если решать этот вопрос с точки зрения родственников больного, то надо учитывать, во-первых, фактор человеческой жадности, а во-вторых, как человек, который по-настоящему любит близкого себе, пойдет на такое? Таким образом, Владислав считает, применение данного явления достаточно опрометчивым шагом.

Даниил Коняшин поддержал точку зрения Владислава, выразив мнение о том, что лишать жизни человека никто не вправе и сославшись на положения Конституции Российской Федерации, что человек является главным атрибутом права.

Дмитрий Хмиль затронул такую тему, как «смертная казнь». Он указал, что считает позицию о ее применении неверной, так как смертная казнь – это лишение человека жизни в качестве наказания, узаконенного государством и осуществляемого по вступившему в силу приговору суда или по решению иных государственных или военных органов. В России смертная казнь была запрещена 16 мая 1996 года указом президента России Бориса Ельцина.

Возражая против ее реального применения, Дмитрий отметил следующие позиции: • казнь недопустима в связи с возможным применением судебной ошибки; • большинство убийств совершаются в состоянии аффекта или псевдоаффекта, и угроза казни не оказывает на убийцу сдерживающего воздействия; • смертная казнь противоречит праву человека на жизнь, защищаемому современным международным правом (протокол №6 к Европейской конвенции по правам человека требует запрета смертной казни в мирное время); • если есть казнь, то должны быть и исполнители, которые в таком случае мало чем будут отличаться от серийных убийц.

Полина и Ирина Асташовы представили позицию относительно домашнего насилия и указали, что законодательная защита женщин от домашнего насилия из всех стран мира отсутствует только в России и Экваториальной Гвинее. Обоснование позиции заключается в том, что в феврале 2017 года домашние побои были декриминализованы.

Тем не менее в Уголовном кодексе Российской Федерации тоже есть составы преступлений, позволяющих применять наказание за побои. В настоящий момент 80% женщин, отбывающих наказание за тяжкие телесные повреждения и убийства, обвинены в превышении норм самообороны, еще 10% утверждают, что оборонялись от домашнего насилия, а в 97% преступлениях подобного характера оружием является обычный кухонный нож.

Многие могут подумать и думают (что происходит на самом деле), что можно просто вызвать полицию. Да, можно. Но сотрудники полиции или просто проводят беседу с агрессором или отвечают, что это всего лишь угрозы, а «вот убьют/изобьют- тогда и приходите...». Только обычно после обращений в полицию, по статистике, жертву убивает этот же агрессор…

Во многом люди против закона о домашнем насилии из-за того, что отсутствует эффективный законодательный механизм. Данный закон предлагает помимо судебного предписания, что агрессоры будут проходить психологическую программу, жертве будет предложено убежище, если нужно и защита от агрессора.

Так что этот закон нужен для защиты жертв домашнего насилия!

В связи с чем выражаем благодарность всем ребятам, принимавшим участие в таком обсуждении!







Категория: Новости колледжа | Просмотров: 33 | Добавил: victoryorenburg